После той ночи Кеманорэль стала больше времени проводить в своей комнате. Теперь они вместе с Лагдаленой обедали и ужинали, обсуждали новости внешнего мира, который казался пленнице таким далеким и нереальным, гуляли в саду. Погода стала совсем теплой. Кеманорэль часто расспрашивала Лагдалену о её жизни, но о себе не рассказывала никогда, зато не переставала удивлять непредсказуемым поведением. Эта неординарность, безусловная образованность и какое-то таинственное внутреннее обаяние делало девушку безумно притягательной. Поэтому Лагдалена чувствовала непреодолимое желание быть с Кеманорэль, даже когда та вела себя холодно и властно. А может быть именно поэтому? В той, прошлой жизни, израненная страдающая душа Лагдалены как ни странно не встречала людей сильнее себя, но всегда страстно желала взглянуть в глаза такому человеку. Оказалось, глаза у него аквамариновые…
Прошлая жизнь… Лагдалена не хотела возвращаться. К чему? К проклятью Старого Дома и разбитому сердцу? К осколкам, которые страдают без неё? Нет, здесь она чувствовала себя цельной. Проклятье исчезло. И ни на какую свободу она не променяла бы этот сладкий плен. Проклятья больше нет. Прощай, Старый Дом…
Изменилось и другое – теперь она спала в кровати Кеманорэль.
Они вели себя как дети : набирали еды, забирались в кровать и всю ночь смотрели ужастики, или принимались драться подушками. Или выдумывали сказки и рассказывали их, прижавшись к друг другу в полутьме…

- Девочка делает свое дело, - ничто в этом доме не могло укрыться от Алары…

Догорала весенняя заря за дальним лесом, видневшимся с балкона коттеджа. Лагдалена допила вечерний чай и легла в кровать. Кеманорэль все не возвращалась. Такое тоже иногда бывало, поэтому Лагдалена укуталась потеплее в одеяло и уснула…
Сквозь сон ей слышался женский смех, тихие повизгивания и шорохи. Лагдалена открыла глаза.
Кеманорэль в обнимку с ярко размалеванной рыжеволосой девицей, обе пьяные, пытались стянуть с себя одежду. Лагдалена затаила дыхание. Кеманорэль весело хихикнула и толкнула подругу на кровать рядом с Лагдаленой. Потом влезла между ними и отобрала у Лагдалены часть одеяла, чтобы укрыть себя и свою любовницу. Они повернулись друг к другу и принялись что-то нашёптывать и глупо хихикать. Лагдалена чуть ли не плача попыталась тихо выскользнуть из кровати.
- Куда собралась?- Кеманорэль крепкой хваткой вцепилась в запястье беглянки. В её глазах не было ни капли алкогольного дурмана. Лагдалена затравлено смотрела в аквамариновую бездну.
-Нет, ты останешься, - продолжила Кеманорэль. – Теперь мы будем спать втроем, малышка.
Она дернула Лагдалену на себя, и та беспомощно села обратно на кровать.
- Ложись, красавица! – Кеманорэль пьяно хихикнула и откинулась на подушки. – Идите к мамочке, мои маленькие деточки…
Рыжая прильнула к одному боку любовницы. Кеманорэль глумливо улыбаясь, обняла другой рукой Лагдалену и притянула её к себе.
«Предательство…»
Из крепко зажмуренных глаз Лагдалены безудержно текли непрошеные слезы, оставляя горячие следы на груди Кеманорэль.
«Больно…»
Она почувствовала, как Кеманорэль накрыла своей ладонью её руку и крепко сжала…